Обязательства по отношению к трудному целому

Обязательства по отношению к трудному целомуЧто касается расположения частей, то такая архитектура, к примеру, поощряет сложные и контрапунктные ритмы, а не простые и одиночные. Трудное целое может также включать разнообразие направлений. Что же касается числа частей, составляющих целое, то оба крайних случая — одна-единственная часть и множество частей — воспринимаются как целое наиболее легко: единственная часть сама является целым; предельное множество частей воспринимается как единство благодаря тенденции частей изменять масштаб и быть воспринятыми как единый рисунок или текстура.

Следующим простейшим целым является триада: три — это наиболее распространенное число композиционных частей, создающих в архитектуре монументальное единство. Но архитектура сложности и противоречий охватывает также и трудные числа частей — двойственность и средние степени множественности.

Если программа или конструкция предписывают комбинацию из двух элементов в рамках здания любого масштаба, то это архитектура, которая использует двучленность и в большей или меньшей степени претворяет эту двучленность в целое.

Наша архитектура последнего времени избегала двучленное.

Свободная композиция целого, применявшаяся в двуядерном плане, которым пользовались некоторые архитекторы непосредственно после второй мировой войны, была лишь частичным исключением из этого правила. Но наша тенденция искажать программу и разрушать композицию для того, чтобы маскировать двучленность, опровергается традицией двучленное, в той или иной мере претворенной в строительстве и планировке любого масштаба — от готических порталов и окон Ренессанса до маньеристских фасадов XVI столетия и комплекса павильонов Гринвичского госпиталя Рена.

Комментарии запрещены.