Архитектура, скульптура и живопись

Архитектура, скульптура и живописьЦветок, растение, дерево, гора предстают перед нами в определенном окружении. Если они внезапно приковывают наше внимание своими совершенными и самобытными формами, то это потому, что они выделяются в силу присущего им особого содержания и в то же время распространяют свое влияние на все окружающее.

Мы останавливаемся, пораженные этой взаимосвязью в природе, смотрим, взволнованные гармонической оркестровкой пространства, и осознаем, что созерцаемое нами создает вокруг себя силовое поле. Архитектура, скульптура и живопись находятся в особой зависимости от пространства, ибо все эти искусства но необходимости оперируют пространством, каждое присущими ему средствами.

Главное, что будет здесь сказано, сводится к тому, что пробуждение эстетической эмоции есть особая функция пространства. Воздействие произведения искусства (архитектурного сооружения, статуи или картины) на его окружение: оно подобно вибрациям, крикам или возгласам, которые (тому пример — Парфенон на афинском Акрополе) уносятся во все стороны, как стрелы, как лучи, как взрывная волна, и сотрясают близь и даль, задевают, ранят, подавляют или ласкают.

Обратное воздействие окружения: стены комнаты, се размеры, городская площадь с выходящими на нее фасадами легких или массивных зданий, протяженность или наклон местности, которая может являть взору самые различные пейзажи, от открытых горизонтов равнины до четких контуров гор, — все окружающее играет свою роль там, где перед нами произведение искусства, и накладывает на него отпечаток своих просторов или перспектив, своей плотности или разреженности, своей суровости или нежности.

Возникает феномен математически точного согласования — истинное выражение пластической акустики, о которой позволительно говорить как об одном из самых тонких явлений в природе, носителе и радости (музыка) и гнетущего чувства (шум).

Комментарии запрещены.