У нас есть благородная мечта

У нас есть благородная мечтаИ тайная жизнь чистого пространства, постоянная архитектурная форма, которая останется и тогда, когда школа уступит место музею или универмагу, и которая будет существовать как Идея даже тогда, когда реальная архитектурная форма давно исчезнет. Именно в такой архитектурной форме находит себе выражение величие человека.

Даже такая простая вещь, как чашка, может иметь тысячу форм, все они будут одинаково функциональны.

Форма вещей определяется не функцией, а другими факторами — формообразующими и требующими определенной формы силами, которые находятся в постоянном изменении. Для того чтобы найти подлинную форму вещи, нужно быть настолько осведомленным, реально мыслящим, практичным, насколько это возможно в настоящей социальной и технологической ситуации — в вопросах формы и технологии прошлого, и особенно недавнего прошлого, — ив оценке своих способностей…

Необходимость подражания рождена трудностью пластического творчества. Пластическое творчество — это способность изобретать форму, и эта способность составляет основную разницу между художником и ремесленником.

Именно разрешение противоречия между поэтическим и практическим делает архитектора великим.

Для студента, да и для большинства архитекторов, овладение программой, мысленное представление пространства на языке существующих форм и подбор необходимых средств — это предел их интеллектуальных способностей.

Комментарии запрещены.