Строительство законченных архитектурных организмов

Строительство законченных архитектурных организмовЛуис Кан обязан своим исключительным положением и влиянием тому обстоятельству, что он единственный американский архитектор, который сознательно пытается создать чисто архитектурными средствами реорганизованный, основанный на новых ценностях город — без всяких устарелых идей о радикальном изменении образа жизни людей (или системы производства). Его сила заключена в его историзме, его теоретическое мышление — часть общей европейской исторической традиции, вот почему его лучше понимают в Европе, чем в Соединенных Штатах с их антиисторической и антитеоретической традицией, и с нынешней модой на архитектуру, создаваемую по принципу почему бы и нет. Теоретическая позиция Кана в вопросе о городах — это плод его проникновения в историю.

Кан понял, что качества, которыми мы восхищаемся в старых городах, это следствие способа, с помощью которого придана форма системе движения и пространственному порядку, отвечающему определенным функциям, а также результат использования средств строительства, пригодных для того, чтобы создать неповторимый организм.

Оглядываясь назад, мы говорим, что в этих городах был стиль. Кан думает, что единственный путь, каким можно добиться, чтобы и наши города имели стиль, — исследовать их структуру, их и найти соответствующую форму.

Рассказывают, что Бертольт Брехт однажды попросил театрального плотника повесить шторы у него на квартире. Тот сделал это превосходно: устройство, с помощью которого шторы поднимались и опускались, было скрыто от глаз.

Однако Брехт велел плотнику снять его и снова укрепить так, чтобы все было снаружи: Я хочу видеть, как это действует.

Комментарии запрещены.